Пожалуй, нет более часто упоминаемого в контексте искусства публичных выступлений события, чем речь «I have a dream» Мартина Лютера Кинга. И хотя значимость этого выступления и персоны самого Кинга в контексте движения за равенство в США очевидны, за объективом осталась одна интересная история.

Дело в том, что изначально скрипт выступления Кинга не предполагал ту часть, которая начинается с «У меня есть мечта» и которая впоследствии стала гимном движения за права. Если посмотреть на транскрипт того, что он фактически сказал на марше, то на этапе подготовки задумывалось, что в речь войдет именно тот текст, который до момента, когда начинается рифф «I have a dream». А вот он появился так:

— Кинг читает свою заготовленную речь, доходит до последнего параграфа
— Многотысячная толпа собиравшихся в экстазе. Кинг в ударе и гипнотизирует всех своим голосом, харизмой и ораторским искусством
— В это время за подиумом стоит Махалия Джексон, одна из наиболее известных госпел-певиц и соратник Кинга
— Махалия видит завороженную реакцию людей и вспоминает как несколько дней назад во время выступления на баптисткой службе Кинг рассказал как мечтает о равенстве во всем мире
— Махалия кричит Кингу: «Расскажи им о своей мечте, Мартин!»
— Кинг быстро оценивает ситуацию, понимает, что все происходящее не сильно отличается от баптистской службы и переходит к незапланированной речи «I have a dream»
— Результат известен

Если бы Махалия Джексон не крикнула бы Кингу повторить то, что он рассказывал на службе, вероятно, его речь в Вашингтоне все равно бы вошла в историю, но точно не обладала бы статусом одной из наиболее важных речей современности.

Из этого можно сделать простой вывод: каждому из нас нужны такие соратники как Махалия, и если мы сами будем подталкивать окружающих выйти за рамки скрипта, то среда вокруг станет намного лучше.


P.S. Подписывайтесь на нашу рассылку, чтобы получать новые посты на почту. Еще у нас есть Instagram, там интересно.